Prev Next
  • Доклад: О влиянии военно-политической обстановки в Афганистане на ситуацию в Центральной Азии

 

25 апреля 2016г.

Выступление руководителя Общественного Фонда «Центра анализа и прогнозирования «Открытый Мир» Олжаса Сулейменова на международной научно-практической конференции по теме: «Военно-политическая ситуация в Афганистане и проблемы таджикско-афганских отношений». Организаторами конференции выступила Академия наук Республики Таджикистан Института языка, литературы, востоковедения и письменного наследия им.Рудаки, 25 апреля 2016г. г.Душанбе.

 

О влиянии военно-политической обстановки

в Афганистане на ситуацию в Центральной Азии

По оценкам «Центра анализа и прогнозирования «Открытый Мир», анализ развития обстановки в Афганистане свидетельствует о росте рисков и угроз безопасности для стран нашего региона. Ключевыми факторами негативного влияния на архитектуру безопасности в центральноазиатском регионе являются следующие:

1. Появление ИГИЛ и присоединение к этому международно-террористических организаций (МТО) отдельных терструктур, ориентированных на Среднюю Азию. 

2. Повышение активности движения «Талибан» после смены лидера, разделение и радикализация откалывающихся от него отрядов.

3. Концентрация множества группировок боевиков и создание устойчивых позиций на севере страны у границ со странами Средней Азии.   

4. Постоянная поддержка и управление боевиками в Афганистане с территории Пакистана. 

5. Слабость афганской армии и правительства национального единства, скрытая внутренняя борьба военно-политических сил, связанных с иностранными государствами.  

В качестве одной из основных негативных тенденций следует выделить рост военной активности в северных регионах Афганистана. При этом под временный контроль боевиков переходят крупные населенные пункты и целые уезды (г.Кундуз в провинции Кундуз, г.Даркад в провинции Тахар, уезд Гормач провинции Фарьяб и т.д.). Таких фактов не было за весь период иностранной оккупации.

Отличительной особенностью нынешних боевых столкновений на севере Афганистана является то, что боевики используют широкий арсенал средств: передвижную технику – танки, специальные джипы, броневики, артиллерию – пушки, минометы, а также крупнокалиберные пулеметы, различные мины, снайперское оружие, средства связи. Часть вооружений боевики получают за счет захвата арсеналов армии и полиции, часть поступает из Пакистана. Мы видим очевидность того, что крупные операции осуществляются по всем правилам военной науки, в подготовке которых афганские эксперты подозревают пакистанских военных.

На границе с Таджикистаном талибы контролируют большинство уездов провинции Кундуз. Их сосредоточение отмечается в северном направлении – в сторону таджикско-афганской границы, в частности, порта Шерхан-Бандарна реке Пяндж, и в восточную сторону – провинции Тахар и далее в провинцию Бадахшан. Устремления боевиков также имеют место быть и на уезд Пули-Хумри провинции Баглан, что собственно позволит им контролировать стратегическую дорогу, проходящую из Кабула через перевал Саланг на север страны.

Следует обратить внимание на ситуацию, складывающуюся в приграничье с Туркменистаном, где периодически происходят боевые действия в уезде Кайсар провинции Фарьяб. Там наступлению боевиков, как известно, подвергся уезд Хамьяб провинции Джаузджан, откуда они были вытеснены в другие регионы, часть укрылась на острове в пойме реки Амударья, являющемся нейтральной территорией на границе с Туркменистаном.

______________________________________________________

Принято считать, что в отличие от среднеазиатских боевиков талибы не имеют целей по проникновению в страны Средней Азии. Главная их цель это «освобождение» территории Афганистана от иностранных военных, а также от установленной ими власти (ведущие страны, входящие в МССБ, продлевают сроки пребывания своих воинских контингентов в ИРА, что дает повод вооруженной оппозиции усиливать давление и способствует обострению обстановки).

В то же время внутри «Талибана» после обнародования факта гибели муллы Омара зреют условия для раскола и радикализации – противоречия между различными группами вследствие борьбы за власть, сферы влияния и финансирование.

В частности, нынешнего главу талибов муллу Ахтара Мансура обвиняют в сотрудничестве с пакистанскими спецслужбами, для чего есть определенные основания. Действуют группы, финансируемые Саудовской Аравией, Ираном, Индией, и со стороны западных стран, а также талибы, считающие возможными переговоры с властями после вывода иностранных военных. В этой среде имеются фигуры, позиционирующие себя в качестве «политического крыла», которые демонстрируют готовность идти на переговоры, сделки и сотрудничество с ближайшими странами по региону.

_______________________________________________________

В противовес им появляются радикальные отряды пакистанских талибов, переходящие на сторону «Исламского государства», которые отрицают любые переговоры, начинают вести бескомпромиссную борьбу за построение исламского «Халифата». На наш взгляд, противоборство между движением «Талибан» и ИГИЛ на территории Афганистана входит в активную и широкомасштабную фазу.

При этом ИГИЛ вынашивает планы по распространению своего влияния и дестабилизации ситуации в странах Центральной Азии. Программа действий по захвату земель вилаята «Хорасан» (по мнению радикалов, в него должна входить территория Афганистана, Таджикистана, Узбекистана, Кыргызстана и южная часть Казахстана) изложена в письме Мухаммад Рахим Муслим Дуста, который в конце 2014 г. распоряжением Абу Бакра аль-Багдади был назначен ответственным лицом в ИРА.

Ряды боевиков продолжают пополнять хорошо вооруженные и обученные наемники из лагерей на территории ИРП, среди которых не только афганские и пакистанские талибы, но и выходцы из стран Центральной Азии и России – узбеки, таджики, киргизы, чеченцы, татары. В этой среде среди боевиков ИДУ также действуют казахи, являющиеся предположительно гражданами стран Средней Азии (в ютубе имеется видео, где отдельные боевики говорят на казахском языке, в отдельных случаях используют русские слова)

Лидеры террористических группировок, ориентированных на страны Средней Азии предпринимают шаги по консолидации своей деятельности на территории Афганистана.

Например, Усман Гази, кари Белал, маулави Абдусаттар (ИДУ) и дамулла Амриддин («Джамаат Ансаруллах») достигли договоренности о создании нового отряда «Коммандос Исламского Эмирата», в состав которой войдут по 50 человек от ИДУ и «Джамаат Ансаруллах».

В качестве источников финансирования своей деятельности указанные группировки используют сбор налогов на урожай и подать с контролируемых районов, материальную помощь узбекских и туркменских предпринимателей, торговцев из Ферганской долины. Деньги поступают также от командиров указанных формирований в Пакистане через систему «хавала».

         _________________________________________________________

Министерство обороны ИРА подтверждает участие среднеазиатских боевиков в последних событиях на севере страны и заявляет, что для обеспечения безопасности в провинции Кундуз, Тахар и Бадахшан будут направлены тысячи военнослужащих для постоянной дислокации на севере страны.

В то же время афганская армия и полиция несут большие потери, нередко имеют место факты перехода силовиков на сторону боевиков, что подчеркивает общий низкий моральный боевой дух среди военнослужащих. Также имеются проблемы с обслуживанием военной техники и вооружения, обеспечением боеприпасами, топливом и другими материально-техническими средствами. При этом значительная часть боеприпасов и амуниции боевикам поступает не только из внешних источников, но и от коррумпированных командиров афганской национальной армии (АНА), списывающих большие объемы материально-технических средств с целью продажи или бартера на наркотики. Кроме того, по различным экспертным оценкам циркулирует информация о том, что действительное количество военнослужащих в АНА существенно ниже, чем об этом заявляется, что собственно, возможно, делается для реализации военными чиновниками коррупционных схем.

________________________________________________________

Обращает на себя внимание, что афганские силы правопорядка и армейские подразделения оправдывают свою слабость тактическими соображениями. В частности, представители полиции утверждают, что отступление подразделений АНП из приграничного с Хатлонской областью РТ уезда Даркад провинции Тахар 28 октября прошлого года, было тактическим и временным – во избежание потерь, ввиду наступления сил численно превосходящего противника. Во исполнение таких же тактических задач военные практически без боя оставили г.Кундуз. 

В свою очередь, используя факты активизации вооруженной оппозиции  на севере страны, представители властей ИРА ведут переговоры с российским руководством по оказанию военной поддержки в борьбе с ИГИЛ, что создает предпосылки для вероятного втягивания РФ в афганский конфликт. Возможное участие основного члена ОДКБ может повлечь опосредованное участие и других стран данной организации в вооруженном конфликте в Афганистане.

____________________________________________________

Просачивание террористов через госграницу Туркменистана может осуществляться мелкими группами из афганской провинции Бадгис, где имеется хорошая материальная база, достаточно развита сеть дорог. Для возможного проникновения в Таджикистан существуют пешие маршруты из афганского Бадахшана через горные перевалы Ваханского коридора.

Кроме того, зарубежные эксперты, наблюдатели отмечают инфильтрацию террористов в республики Средней Азии через пункты пропуска, вероятность проникновения отдельных групп боевиков в Туркменистан и Узбекистан с целью длительного оседания или же дальнейшего перехода в другие страны.

В этой связи, граничащие с ИРА страны предпринимают меры по усилению военного оснащения и организации пополнения рядов своих вооруженных сил. В то же время, на фоне обострения ситуации на сопредельной с Таджикистаном и Туркменистаном территории, актуализируется проблема слабой военной оснащенности и недостатков в системе охраны границ указанных стран (небольшой участок узбекско-афганской границы охраняется усиленно).

При этом, если Таджикистан основную надежду возлагает на российскую военную группировку, то Туркменистан намерен и далее сохранять свой внеблоковый статус и самостоятельно укреплять свои вооруженные силы и пограничные войска.

Таким образом, с учетом складывающейся в Афганистане ситуации, странам региона, наряду с проведением консультаций и обменом мнениями, целесообразно начать принимать практические меры, направленные на укрепление общей системы региональной безопасности. При этом необходимо избегать прямого участия в афганском конфликте.

В частности:

- начать согласованную со странами Средней Азии работу по укреплению границ с Афганистаном, в том числе на двусторонней основе, углублять взаимодействие с региональными правоохранительными органами.

- отработать алгоритм необходимых действий по экстренной локализации угрозы и последствий на случай попыток возможного проникновения боевиков и дестабилизации ситуации в одной из стран среднеазиатского региона (Туркменистан, Таджикистан и Кыргызстан).