Prev Next

В Казахстане анонсировали очередной план по улучшению ситуации с мусором. В стране собираются построить от 6 до 8 мусоросжигающих заводов – для переработки отходов в электроэнергию. По данным правительства, уже есть потенциальные инвесторы, готовые развивать этот сектор (предполагаемый объем инвестиций на ближайшие несколько лет – полмиллиарда долларов).

«Планируется довести долю термической утилизации от общего объема до 30 процентов до 2025 года, что соответствует средней доле в странах Евросоюза, – заявил министр экологии Магзум Мирзагалиев. – Данные меры позволят сократить расходы бюджета на ликвидацию стихийных свалок, строительство полигонов, а также снизить отрицательное воздействие на экологию, здоровье человека, флору и фауну». К экологичности заводов власти обещают «предъявлять очень строгие требования».

Строить заводы станут на деньги инвесторов. Стоимость электроэнергии, которая будет там вырабатываться, в министерстве пока не сообщили.

«Инвесторы хотят, чтобы им был предоставлен земельный участок. Второе, чтобы весь мусор, собираемый в том или ином городе, привозился именно на их комплекс, чтобы его не развозили по разным сторонам. Третье, чтобы при утилизации мусора и производстве электроэнергии эту электрическую энергию можно было сдавать в сеть. Соответственно, тот, кто предложит наименьшую цену за производимую электроэнергию, тот и будет строить этот завод», – рассказал Мирзагалиев.

Ранее сообщалось, что вопрос о строительстве завода обсуждался с оператором РОП (РОП – расширенные обязательства производителей, механизм, регулирующий утилизацию мусора в Казахстане и ряде других стран). Места для строительства названы не были. Предполагалось, что это могут быть города с населением не менее полумиллиона человек.

 

Дешевле закопать

Для Казахстана, как и для многих других стран, утилизация мусора – серьезная проблема. В 2018 году, по официальным данным, на территории республики образовалось около 4,3 млн тонн твердых бытовых отходов. По сравнению с предыдущим годом показатель немного снизился (на 100 тысяч тонн), а долю переработки и утилизации удалось увеличить (с 9% до 11,5%, к 2030 году, согласно Концепции по переходу к «зеленой» экономике, ее планируется довести до 40%).

Однако большинство отходов по-прежнему вывозится на свалки (их существует несколько тысяч по всей стране). По данным на начало 2019 года, там скопилось около 100 млн тонн мусора.

При этом лишь 20% полигонов соответствуют экологическим требованиям. Ни один из регионов Казахстана, по информации правительства, не достиг высокой или средней степени эффективности по управлению отходами. Нередко, по словам Инны Аман, руководительницы одной из компаний, эксплуатирующих полигон ТБО, фирмы, действующие в этом секторе, руководствуются в основном тем, чтобы «дешевле закопать».

С 2019 года требования к утилизации мусора ужесточили – на свалки запретили вывозить пластик, бумагу и стекло. При этом обязанность сортировки, по сути, была возложена на компании, вывозящие отходы, а не на потребителей. Раздельный сбор мусора, по официальным данным на начало 2019 года, был внедрен лишь на части территории Казахстана, сортировка – в нескольких десятках населенных пунктов, в основном – уже на территории мусорных полигонов. Некоторые предлагали штрафовать не только компании, но и граждан, выбрасывающих в мусорные ящики все подряд (что затрудняет последующую сортировку). Такие наказания действуют в ряде стран – например в Швеции, которая является одним из лидеров по переработке отходов, или в Китае, где за нарушения при сортировке недавно стали штрафовать жителей Шанхая (многие горожане столкнулись с трудностями, когда пришлось сортировать мусор, на который они привыкли не обращать внимания, сваливая все в один пакет). Но в Казахстане инициатива официальной поддержки не получила – так же как и в России (в Москве, например, оборудуют дворы контейнерами для разных типов отходов, хотя оставляют людям возможность, как и раньше, выбрасывать все подряд – городские власти заявили, что не собираются заваривать мусоропроводы или вводить штрафы для нарушителей).

Предполагалось, что реформа 2019 года, отмечал Сергей Юрча, управляющий директор ТОО «Оператор РОП», как раз будет способствовать строительству заводов по переработке или сжиганию мусора. Но пока что недостаток инфраструктуры и другие проблемы, характерные для системы утилизации отходов в Казахстане, привели к тому, что эффект от новых правил оказался ограниченным (одним из примеров оказался Семей, где вывоз мусора на некоторое время просто остановился). «Тот же пластик, картон или стекло с остатками вторсырья в итоге все равно попадут на полигон, – комментировал он проблемы с сортировкой в начале 2019 года. – Потому что непригодный для переработки материал девать больше некуда. Объясню на примере Астаны. У нас есть желтые и зеленые контейнеры. Из желтых сортируют немного больше вторсырья, чем из зеленых, но пропускает завод весь объем отходов. И это совсем не означает, что он извлек весь пластик, всю бумагу и весь стеклобой».

«Этот наболевший вопрос необходимо решать, как и вопрос внедрения механизмов переработки мусора, – отмечает директор Научно-исследовательского института проблем экологии КазНУ им. аль-Фараби Айжан Скакова. – От бытовых отходов, в первую очередь, страдает Алма-Атинская область, где до сих пор существуют мусорные полигоны. Туда все складывают, но опасность в том, что в воздух идут выбросы, а свалка гниет, образовываются свалочные газы. В итоге возникает опасная, антисанитарная обстановка. Я, когда была на одном из полигонов, видела, как каждые несколько минут приезжали машины и сваливали большие объемы мусора. Все это утрамбовывается, гниет, а затем идет воздействие на подземные и грунтовые воды, которые могут попасть к населению. А птицы и мелкие животные становятся разносчиками. Поэтому этот вопрос давно назрел, и затея (строительства мусоросжигательных заводов) очень хорошая. Но нужно помнить, что нельзя брать зарубежный опыт один к одному, поскольку везде разные условия, разные законодательства, разный климат, поэтому надо смотреть все эти нюансы, а также то, в каком объеме этот завод будет перерабатывать мусор, чтобы сжигать. И как бы ни говорили, что там стоят очень хорошие выхлопные сооружения, нужно понимать, что все это должно куда-то выходить, куда-то выделяться. Поэтому нужно внимательно смотреть и обязательно информировать население, для которого должна быть доступна вся информация».

 

Лучше свалок

Проблема накопления мусора имеет глобальный характер. По данным Всемирного банка, ежегодно в мире производится около 2,01 млрд тонн твердых бытовых отходов (из них по меньшей мере треть представляет угрозу для экологии). И эти объемы растут – по мере урбанизации и роста населения. К 2050 году, по прогнозам, они составят около 3,4 млрд тонн в год.

Как правило, богатые страны производят мусора больше (в пересчете на душу населения), такую закономерность подтверждают данные ООН. По сведениям Всемирного банка, страны с высоким уровнем дохода, на которые приходится примерно 15% мирового населения, вырабатывают около трети мировых отходов (хотя и степень переработки там, как правило, выше). Долгое время у них была возможность избавляться от части мусора, отправляя его за границу, – в частности в Китай. Однако несколько лет назад власти КНР отказались от этой практики (это привело к тому, что в США, например, большое количество пластика, который ранее можно было вывозить из страны, стали отправлять на свалки). Возвращать отходы, ввезенные контрабандой, позднее пообещали Малайзия и Филиппины.

Большинство мусора попадает на свалки (меньше – в странах с высоким доходом, больше – в странах с низким доходом), лишь часть его перерабатывается с соблюдением достаточных экологических требований. Свалки – не только угроза для окружающей среды и здоровья людей, но и источник парниковых газов, включая метан, парниковый эффект которого во много раз выше, чем у углекислого газа (по прогнозам американского Агентства по охране окружающей среды, подобные выбросы со свалок станут расти, лидерами по такому загрязнению будут США, Россия, Мексика и Китай).

Сжигать отходы для получения энергии – лучше, чем просто накапливать их на свалках. Но это все равно не оптимальная альтернатива. Среди вариантов утилизации, как отмечается в отчете Всемирного банка, сжигание занимает предпоследнее место (более предпочтительны переработка и повторное использование, а также оптимизация потребления, чтобы мусора в принципе вырабатывалось меньше). Продукты горения, указывает Greenpeace, могут попадать в воздух, оставшаяся зола – оказываться на свалках и загрязнять почву.

«Как химик-инженер я могу сказать, что сжигание мусора опасно, – говорит эколог из Эстонии Александр Тараскин. – Предприятия вам никогда в этом не признаются. У них там фильтры стоят, но через фильтры проходит же воздух? Проходит. И каким-нибудь образом и другое может проскочить. И фильтры настолько дорогие, что проще сортировать и перерабатывать».

 

Просто жечь

Впрочем, метод сжигания используют даже те страны, которые считаются наиболее успешными в обращении с отходами. Например, Швеция, которая перерабатывает около 49% бытового мусора (в том числе 50% пластика, более 90% стекла, около 80% бумаги) и сжигает около 50%. Сжигание обеспечивает значительную часть тепла для отопления в зимний период, а также электричество для сотен тысяч домов, из органических отходов также получают биогаз, который служит топливом для общественного транспорта.

Но экологический эффект определяют разные факторы – степень очистки выбросов, уровень сортировки отходов, экономические стимулы или ограничения для операторов и так далее. В России, например, к 2022 году в рамках проекта «Чистая страна» планируют построить несколько таких объектов по технологии японско-швейцарской компании Hitachi Zosen Inova (одного из лидеров отрасли). Всего один, как обещает государственная корпорация «Ростех», сможет обеспечивать энергией город с населением в 100 тысяч человек. И при этом «отличаться своей экологичностью».

Однако ряд экологов раскритиковали проект. Одно из основных опасений – в том, что из-за отсутствия в России системы раздельного сбора мусора на такие заводы будет поступать все подряд (включая пластик, батарейки и так далее), а токсичные вещества затем в больших количествах начнут попадать в атмосферу («Ростех» уверяет, что отходы станут тщательно сортировать, а температура при сжигании будет достаточной, чтобы «исчезли все вредные элементы»). Одна из экологических групп, ознакомившись с проектом, заявила, что вредные выбросы на российских заводах будут гораздо выше, чем на аналогичных объектах в Швейцарии, построенных той же самой японско-швейцарской компанией (по версии авторов расследования, причина в том, что «в Швейцарии мусор сначала сортируют, а у нас его будут просто жечь»). Критики заявили также, что на заводах в России будет установлена более дешевая – и менее эффективная – система очистки.

Эффективность сжигания (с учетом преимуществ и недостатков), как и других уровней утилизации мусора, зависит и от состояния системы в целом. Оператор при сортировке может, например, отбирать пластик, но если на него затем не найдется покупателя – отправлять его на мусоросжигающий завод вместе с другими отходами (подобные случаи происходили в Великобритании). Потребители могут сами отделять пластиковый мусор – но из-за ситуации на рынке отходов он может оказываться на свалке (с этим столкнулись в США, после того как их пластиковые отходы перестал принимать Китай). Они могут выбрасывать мусор в разные контейнеры – но, если для дальнейшей переработки не создана инфраструктура, отходы может забирать обычный мусоровоз, где они все равно будут смешиваться (такое, как говорят местные экологи, распространено в Китае).

В Казахстане, как считает Светлана Спатарь, представительница организации «Зеленое спасение», занимающейся мониторингом экологии в Алма-Ате, для изменения ситуации раздельный сбор мусора должен стать обязательным и для потребителей. «Должно быть четко прописано, что не только запрещено захоранивать, но и запрещено выбрасывать ТБО без сортировки в один контейнер. В общем, нужно подготовить базу, а уже затем местные власти должны объявить населению, что вот с этого дня или года мы вводим в городе, райцентре или сельском округе систему раздельного сбора отходов, – говорит она. – Некоторые университеты и организации в Алматы уже внедрили раздельный сбор. Без участия государства, напрямую сдают пластик, бумагу и стекло в частные пункты. Но это все пока на уровне частных инициатив».

Сами заводы по сжиганию мусора, полагает Евгений Мухамеджанов, основатель компании ECO Network, могут быть относительно «экологичными», но возникает вопрос по утилизации фильтров. «Куда их будут свозить? Где будет захоронение фильтров и как часто их будут менять? В общем, вопросов много, – отмечает он. – Например, по какой цене государство будет покупать энергию? Действительно ли будут сжигать только не перерабатываемое или завод по погоне за ресурсом будет забирать все подряд без раздельного сбора? Будет ли народный контроль всей подготовки и процессов?» В целом, по его мнению, важно развивать бережное отношение к ресурсам у населения и компаний. «Каждый человек (компания) может в десятки раз сократить отходы от своей деятельности. Тогда и не нужно перерабатывать. У осознанных людей, например, не бывает дома пластиковых бутылок, пакетов с пакетами, – говорит он. – Поэтому такой подход, что сжигание мусора полностью решит проблемы, не верный. Если все сжигать, то люди будут и дальше бездумно потреблять. У нас в стране много предприятий по переработке отходов (макулатура, пластик, стекло, алюминий, пакеты, фритюрное масло, шины), и они все не могут полностью загрузить свое производство. Нужно менять отношение к потреблению и общую культуру, только так».

Михаил Тищенко, Багдат Асылбек

Другие новости

Prev Next

Комментарии (0)